tev
[an error occurred while processing this directive]
Обзор "Рынок ИТ: Итоги 2006" подготовлен При поддержке
CNewsAnalytics Kraftway

Анатолий Гавердовский: Идет смещение акцента с инжиниринговой составляющей на консалтинговую

Анатолий ГавердовскийНа вопросы CNews отвечает Анатолий Гавердовский, старший вице-президент EPAM Systems.

CNews: Как вы оцениваете по итогам 2006 г. развитие ИТ-аутсорсинга в России?

Анатолий Гавердовский: Аутсорсинг востребован, в основном, в компаниях финансового и телеком-сектора. Это две наиболее развитых отрасли рынка, где существует реальная конкуренция и компании должны постоянно предоставлять новые сервисы, чтобы повышать свою привлекательность для клиентов. Следовательно, возникают новые требования к ИТ: ключевыми аспектами становятся мобильность и масштабируемость, — поэтому компании активно отдают эти процессы на аутсорсинг. Все остальные секторы используют ИТ-аутсорсинг по остаточному принципу.

Что касается аутсорсинга разработки программного обеспечения, многие компании до сих пор, несмотря на огромный дефицит программистов в Москве и, соответственно, бешеные зарплаты, пытаются найти разработчиков в штат. При этом основной мотив — опасение, что удаленную команду сложно будет контролировать или произойдет утечка важных данных. Но эти опасения беспочвенны. Крупнейшие западные компании отдают крупные проекты на разработку в Россию, Индию, Китай. И, естественно, крупные компании-аутсорсеры, которые выполняют такие проекты, способны снять «головную боль» российского заказчика, обеспечив результат и прозрачную и эффективную систему взаимодействия.

CNews: Как изменились, по вашим наблюдениям, требования заказчиков к услугам ИТ-консультантов?

Анатолий Гавердовский: Идет смещение акцента с инжиниринговой составляющей на консалтинговую, когда происходит процесс структурирования бизнес-процессов заказчика. Это выражается и в том, что при выборе между заказной разработкой и коробочным продуктом все чаще выбирают последнюю. Люди устали от использования заказных разработок — такие решения тяжело обслуживать, сложно удерживать их разработчиков. Понятно, что рисков при использовании коробочных решений значительно меньше. Но у заказчиков зачастую есть ряд уникальных бизнес-процессов, которые не реализовал ни один «коробочный» вендор, но которые требуют поддержки. В этом случае заказные разработки становятся незаменимым инструментом.

Если заказчики могут купить готовую систему — они ее приобретают. При этом либо адаптируют ее под имеющиеся бизнес-процессы, либо переходят на бизнес-процессы, прописанные в системе. В случае использования ими заказной разработки она, как правило, является дополнением к внедряемым такими заказчиками промышленным решениям.

CNews: Одним из громких событий на российском ИТ-рынке в 2006 году стало слияние ЕРАМ и VDI. Каковы основные причины объединения? Какие сложности сопутствуют этому процессу?

Анатолий Гавердовский: Причины объединения очень понятны. Это вопрос о расширении масштабов бизнеса. Если посмотреть на масштабные проекты, которые делаются в России и на западе, станет видно, что в них вовлечены по 50, 100 и более разработчиков одновременно. Это означает, что большие компании, реализующие долгосрочные проекты, просто не будут работать с разработчиком, для которого 100 инженеров — это существенная часть бизнеса. Это значит, что мы все время будем дергаться от одного небольшого проекта к другому. А чтобы строить сервисный бизнес, очень важна предсказуемость и стабильность. Для этого нам нужен размер. Именно крупные заказчики приносят компании и прибыльность, и стабильность роста. И это стало первой причиной консолидации.

Второе, это попытка принести экспертизу, которая была у EPAM на западе, на российский рынок. В результате синергии в Россию перетекает очень мощный технологический опыт: за плечами ЕРАМ более 2000 реализованных проектов. Здесь практически ни одна компания таким опытом не обладает. Это не попытка похвалиться, это факт. У нас 2700 человек работает в компании, из них 2400 — инженерный персонал. То количество проектов, которое мы делаем в единицу времени, не сравнимо ни с кем.

Еще один стимул — чтобы расти на этом рынке, надо готовить программистов. Во-первых, в России программистами становится не так много людей, как того требует бизнес. Во-вторых, для того, чтобы стать сейчас профессиональным инженером, недостаточно просто прочитать книжку и два месяца помучиться за компьютером, как это было раньше. Сейчас это трех-пятилетний процесс обучения, потому что объем знаний, которым нужно обладать, чтобы участвовать в современных проектах, возрос в десятки раз. Если раньше можно было кинуть клич и собрать команду под конкретный проект, то сейчас это невозможно. Это означает, что специалистов надо растить. Надо приходить в вузы, убеждать людей, — даже в том, что они должны стать программистами, — кормить их, чтобы они не убежали в менеджеры по продажам, и дальше их выращивать. Это значит, что из планирования квартального нужно переходить к планированию по пятилеткам. Нельзя переходить к планированию пятилетками, не обладая точными проектами, ресурсами и видением, как это развивать. Поэтому консолидация — не вопрос моих личных амбиций, хочу я работать отдельно или с кем-то в альянсе: когда речь идет о бизнесе, личные амбиции уходят. Консолидация — это видение бизнеса. Прошло полгода, это повлекло изменения, но не какие-то радикальные катастрофические потрясения. Даже план по выручке перевыполнили.

CNews: Что изменилось после слияния? Как вы оцениваете первые его результаты?

Анатолий Гавердовский: Я не могу сказать, что у нас что-то радикально изменилось. Как и прежде, ЕРАМ Systems с заказчиками работает по всему жизненному циклу инжиниринговых процессов и занимается разработкой концепций тех систем, которые потом будем воплощать в коде. В рамках слияния происходит усиление в наших бизнес-направлениях. Мы переносим экспертизу ЕРАМ, наработанную на западном рынке, на российский. От чисто инженерных задач мы начинаем двигаться к ИТ-консалтингу, а в отдаленном будущем — к бизнес-консалтингу как на российском, так и на западном рынках. Консалтинг и инжиниринг — взаимосвязанные процессы. Если мы вовремя не займемся консалтингом, то со временем будем иметь очень сильное ограничение и с точки зрения инжиниринга.

Уже сейчас мы готовы предложить российскому рынку довольно серьезный консалтинг в области внедрения ERP-систем и других бизнес-приложений. У нас есть консалтинговая группа, сосредоточенная на работе с российскими заказчиками, среди которых «Газпром нефть», «Роснефть». Есть крупные проекты в СНГ, такие, как Мозырский НПЗ, Белорусский Металлургический завод. Мы много делаем для авиакомпаний, для отелей, а также в области обработки текста и структурирования информации. Этот опыт мы получили, работая с западными заказчиками. Надеюсь, что уже в следующем  квартале эти решения будут доступны для российских заказчиков. Мы продолжаем активно продвигать на российский рынок наши решения для банков и страховых компаний, такие, как EPAM Debt Collection, автоматизация ипотечного кредитования, интеграционные решения.

CNews: До слияния ЕРАМ воспринималась как компания, которая занимается оффшорным программированием и работает в основном с западными заказчиками. Планируете ли вы теперь сделать ставку на российский рынок?

Анатолий Гавердовский: Я бы не сказал, что мы делаем ставку... Более правильно сказать, что мы ценим российский рынок и хотим здесь развиваться. Я считаю, что ЕРАМ не очень обычное образование на российском рынке. Мы работаем за счет того, что мы международная компания. Нам удается получать опыт на самых конкурентных рынках. Растет профессиональный уровень и нашей управленческой команды, и наших сотрудников. Это одна из тех вещей, которые позволяют нам занимать уникальную позицию. Это не вопрос методологии, это не вопрос регалий, это просто жизнь. Если мы выжили в SAP, если мы выжили в Hyperion, и повыживали оттуда кучу индусов, это означает, что мы, как тараканы, довольно живучи. Вот уже 14 лет ЕРАМ живет и развивается. И самое главное, что российские клиенты теперь могут получить доступ к этому нашему опыту.

На рынке есть много западных компаний, которые тоже говорят, — приходите к нам, и получите доступ к экспертизе. Но, в отличие от них, мы местные, поэтому ЕРАМ — это реальный опыт и реальный доступ. Мы стараемся помочь нашим заказчикам решать их бизнес-проблемы. Я надеюсь, что в большинстве случаев это получается удачно. Хотя, надо сказать, что это сервисный бизнес, сложности бывают. Но мы стараемся очень честно все отрабатывать и честно все делать. Мы единственная чисто сервисная компания. У нас нет хардверной руки, мы не занимаемся дистрибуцией, мы не занимаемся поставкой лицензий программного обеспечения. Я думаю, что мы можем быть очень полезными для российских клиентов. Я не говорю о том, что мы можем сделать любой проект, но наши возможности, чтобы сделать масштабный софтверный проект, достаточно велики. Важно и то, что время, когда нужно было тренироваться на заказчике, для ЕРАМ давно уже прошло. Мы стали зрелыми, вменяемыми и понимаем, что нужно заказчику.

CNews: Насколько вообще выгоднее отдавать разработку ПО на аутсорсинг, чем разрабатывать или внедрять систему силами собственного ИТ-отдела?

Анатолий Гавердовский: Это сложный вопрос, в котором существует много векторов. Первое — построить хорошую разработку, это не просто нанять программистов. Если вы наняли десять программистов, риски того, что они не сделают проект, очень высоки. Это вопрос людей, это вопрос внимания, это вопрос оценок, это вопрос организации работы, это вопрос обеспечения качества, доставки и, вообще, понимания того, как делаются подобные проекты. Те, кто думает, что надо только нанять десять человек и все взлетит,  — это люди, которые никогда не делали ничего подобного или просто очень рисковые. Если у вас возникает некая бизнес-задача и бизнес-идея, и вы находитесь на конкурентном рынке, вы не можете позволить себе строить профессиональную разработку под эту задачу. В противном случае это будет означать, что вы год или два потратите на  ее построение и только потом приступите к выполнению самой задачи. Когда вы ее сделаете, будет уже поздно, уже будут существовать ваши конкуренты с подобным решением, и вам скажут: вы опоздали. Поэтому, собственно, идея в том, что если вы находитесь на конкурентном рынке, то так или иначе нужно быть сфокусированным на бизнес-задачах, а не думать о том, как это сделать. Для этого есть мы — те, кто знает, как сделать. Если люди понимают свою бизнес-область, мы можем им помочь.

Во-вторых, это вопрос аккумулирования опыта. В связи с тем, что мы делаем большое количество проектов, мы можем прийти к заказчику  и сказать, как лучше сделать проект. И вот это, я считаю, неоценимо. Если нам доверяют разработку собственного программного обеспечения даже SAP, Hyperion и другие софтверные вендоры, наверно, это о чем-то говорит. Вот, например — мы работаем для Hyperion, это одна из ведущих компаний, миллиард долларов оборот, разрабатывает Business Intelligence (BI) и ВРМ-системы. В проектах Hyperion мы конкурируем с их лучшими разработчиками, которые сидят в Калифорнии в Силиконовой долине. Там несколько сотен человек, это их собственный отдел разработки. Мы конкурируем с двумя индийскими компаниями, которые являются субподрядчиками. У нас везде глобальная конкуренция. Причем, конкуренция на очень высоких уровнях с теми, для кого разработка программного обеспечения является основным бизнесом. И если мы не только выживаем, но и развиваемся, и увеличиваем свой бизнес, это говорит о том, что мы что-то можем в этом деле. У нас очень большое количество рекомендаций от клиентов, которые говорят о нас классные вещи. Очень большое количество нашего бизнеса приходит по рекомендации, когда заказчики нас передают из рук в руки, потому что мы — их лучшие партнеры, с которыми можно показывать результат.

CNews: Что конкретно в итоге выигрывает компания, отдав разработку на аутсорсинг?

Анатолий Гавердовский: Выигрыш получается за счет того, что люди фокусируются на результате, а не на процессе. Когда люди начинают думать о процессе, тогда они, собственно, теряют результат. Когда начинают думать о результате, приглашают нас. Вы можете дом построить сами, это очень увлекательное и интересное занятие. Займет года три-четыре, научитесь строить, хорошо — вряд ли, зато будет приятно. Но есть люди, которым надо через две недели вселиться. Вот когда через две недели надо вселиться, т.е. жить в доме достаточного качества, приглашают нас.

Вопрос цены — опять же, смотря с чем сравнивать. Нельзя сравнивать зарплату ИТ-специалиста в штате компании с почасовой оплатой стороннего разработчика. Надо сравнивать результат: задачу, выполненную нами, и задачу, выполненную силами собственного ИТ-отдела с учетом стоимости времени сбора команды, ее обучения, затрат на инфраструктуру, содержания этих людей после завершения проекта. Я это к тому, что нужно оценивать задачу в комплексе и принимать во внимание не только стоимость человеко-часа, но и результат: качество, сроки и т.д. 

Что касается сомнений на тему безопасности, сложности коммуникаций с удаленной командой, которые так любят обсуждать заказчики, — все это давно отработанный механизм. ЕРАМ Systems  имеет распределенную структуру. Если бы мы сами не умели работать удаленно, то не смогли бы продать это заказчику. У нас очень большие вложения во внутренние системы, которые позволяют видеть, кто чем занимается в каждый конкретный момент, видеть загрузку, получать обратную связь от сотрудников, что позволяет довольно эффективно понимать, что происходит. Мы понимаем, сколько мы потратили на тот или иной проект, сколько заработали. Постоянно внедряются методики, которые позволяют более эффективно работать в распределенных командах и повышать качество работы. Если посчитать количество человеко-лет, которые мы вложили во внутреннюю систему, то наверно, за 300-400 человеко-лет зашкалило. Кроме того, для спокойствия заказчиков практически во всех регионах, где расположены наши клиенты, открыты офисы ЕРАМ.

CNews: Как развивается ваше сотрудничество с SAP, которая, по вашему заявлению, отдает EPAM Systems на аутсорсинг разработку своих продуктов?

Анатолий Гавердовский: У EPAM много проектов с SAP. У нас многоуровневые взаимоотношения. Во-первых, мы работаем с SAP как разработчики. Выделенная команда занимается разработкой новых технологий, которые SAP будет применять через два-три года. Сейчас над этими проектами у нас работает большая команда инженеров. За счет этого часто возникает ситуация, когда ЕРАМ является одной из немногих компаний, которые могут запустить новый продукт у заказчика, в связи с тем, что мы хорошо представляем, как все работает изнутри. Вы будете смеяться, но была интересная ситуация с внедрением SAP CRM в ряде крупных международных компаний. Проекты начинали ведущие мировые системные интеграторы, но затем по рекомендации SAP для «спасения» этих проектов была приглашена ЕРАМ Systems. Мы внедряем практически всю линейку продуктов SAP. Очень большой опыт работы в NetWeaver, в порталах, в интеграции, в BW. Мы участвовали в разработке SAP NetWeaver и очень хорошо его знаем.

Если же говорить о приложениях на базе продуктов других вендоров, у нас есть практика по Hyperion, в основном пока европейская. Сейчас мы стараемся развернуть ее на Россию. У нас есть большая практика в BЕА, связанная с порталами и интеграцией. На базе BЕА  очень много проектов, порядка 400 человек специализируются по этому направлению. Кроме того, у нас большая практика в IBM. Кстати, на платформе IBM WebSphere мы сделали один из наших крупнейших за прошлый год проектов — электронное правительство Казахстана. На сегодняшний день это единственная серьезная электронная организация правительства на территории постсоветского пространства.

CNews: На какие задачи ориентирован проект электронного правительства?

Анатолий Гавердовский: Портал позволяет населению взаимодействовать практически со всеми органами государственной и муниципальной власти. Этого, на мой взгляд, очень сильно не хватает в России.

В короткие сроки и в сложной «военно-политической обстановке» нам удалось решить довольно большие задачи. Была проведена интеграция электронного пространства различных министерств страны. Нужно было договориться с каждым из разработчиков этих систем, создать единую надстройку над имеющимися решениями.

В проекте реализована «концепция единого окна». Раньше попытка получить какую-либо объединяющую справку приводила к тому, что люди ходили по разным организациям, тратя на это много времени. Мы объединили все системы, и теперь по единому запросу формируется единый ответ по каждой услуге. Сейчас реализовано 39 услуг, еще порядка ста услуг планируется внедрить позже. Следующим этапом проекта станут электронные паспорта и реализация возможности оплаты электронных услуг.

CNews: Спасибо.

Вернуться на главную страницу обзора

Версия для печати

Опубликовано в 2007 г.

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS